Великое молчание Вселенной: Отсутствие результата. Великое молчание вселенной


Физики попытались объяснить «великое молчание Вселенной» с помощью ее модели

Радиотелескоп Аллена в Калифорнии (США), сканирующий космос в поисках сигналов внеземных цивилизаций. Радиотелескоп Аллена в Калифорнии (США), сканирующий космос в поисках сигналов внеземных цивилизаций. Совместный проект Института SETI и радиоастрономической лабораторией Калифорнийского университета в Беркли. SETI Institute.
«Великое молчание Вселенной», то есть отсутствие каких-либо признаков существования в ней Разума, кроме земного, противоречит современным представлениям о мире.

Маловероятно, что в однородной и изотропной Вселенной с неисчислимым количеством звезд возникла лишь одна цивилизация, земная. Если же наша цивилизация не единственная и развивается по стандартным законам, то есть со временем все больше познает мир и преобразовывает его, то те внеземные цивилизации (ВЦ), которые родились раньше, должны превосходить нас по технологическим возможностям. И так или иначе обнаружить себя – искусственными сигналами, полетами космических аппаратов, заметными для земного наблюдателя преобразованиями в космосе и так далее.

Но мы не видим ни ВЦ, ни их следов. «Ну, и где они в таком случае?» Этот вопрос впервые прозвучал в 1950 году из уст знаменитого физика, Нобелевского лауреата Энрико Ферми в ответ на доводы своих коллег в пользу множества высокоразвитых цивилизаций в нашей Галактике.

«Парадокс Ферми» не разрешен, однако на 10 лет позже американский физик Френсис Дрейк вывел формулу, с помощью которой можно определить число цивилизаций в Галактике, с которыми есть шанс вступить в контакт. Формула состоит из произведения различных вероятностей и некоторых других чисел. Его формула, хотя и подвергается критике, и сейчас считается серьезнейшей попыткой сформулировать возможность встречи.

Взглянуть на проблему с неожиданной стороны предложили ученые из Украины и России - доктор физико-математических наук, профессор Киевского политехнического института Андрей Снарский и кандидат физико-математических наук, заместитель директора Научно-производственного предприятия «Наука-Сервис», москвич Игорь Безсуднов.

Андрей Снарский и Игорь БезсудновАндрей Снарский и Игорь Безсуднов
Соавторы предложили модель появления и взаимодействия цивилизаций во Вселенной, используя обобщение клеточного автомата. В информатике так называют особые динамические системы, виртуальные миры, развивающиеся в пространстве и времени. Они используются учеными для исследований, в том числе, эволюции больших физических систем.

Пространство представлено здесь равномерной сеткой, каждая клетка (ячейка) которой содержит несколько битов данных. Есть и время, движущееся вперед дробными шагами. Законы эволюции этого виртуального мира выражаются определенным набором параметров и правил, которые задаются самими исследователями. В соответствии с ними каждая клетка на каждом временном отрезке автоматически вычисляет свое новое состояние по состояниям ее близких соседок.

В рамках этой модели соавторы представили Вселенную как матрицу, которая состоит из ста миллионов клеток и функционирует на протяжении 320 тысяч циклов их обновления. Было использовано несколько параметров, в том числе, вероятность зарождения цивилизаций и среднее время их жизни.

В результате оказалось, что при одних значениях заданных параметров ВЦ живут, развиваются и погибают «в одиночку», разъединенные непреодолимыми преградами времени или пространства. При других же - получают шанс пересечься. Контакт дает им новую пищу для познания, возможность обмениваться идеями и технологиями, вовлекая в этот процесс соседей. В этом случае происходит смена фазы, принципиальный переход количества в качество. Цивилизации получают бонус в виде продления времени своего существования и проявляют тенденцию к лавинообразному распространению по всей Вселенной.

Познакомившись с работой, главный астроном проекта SETI Сет Шостак представил этот процесс в виде дождя на водной глади. Капли-цивилизации падают там и тут, образуя отдельные круги. В соответствии с одним вариантом развития событий капли падают слишком далеко друга от друга или в разные периоды времени, и вызванные ими волны сглаживаются, не успев пересечься. Однако при сильном дожде или случайном совпадении во времени и пространстве круги пересекаются.

Модель позволила построить неравенство, при выполнении которого Вселенная рано или поздно должна оказаться полностью «цивилизованной». Но в какой именно Вселенной мы живем? Какие параметры заложены природой? Легкий дождик или ливень?

Как отмечают соавторы, сегодня ответа на эти вопросы нет. Корреспондент Pro Science попытался узнать у Андрея Снарского и Игоря Безсудного - возможно ли, что Разум уже начал шагать по пути появления содружества цивилизаций и землянам нужно лишь дождаться заветного часа?

Ваша научная тематика?

Физические процессы в сильно неупорядоченных средах, теория протекания, теория сложных сетей (у Андрея Снарского) и явления в средах с перколяцией, самоорганизованная критичность, математическое и компьютерное моделирование систем с протеканием (у Игоря Безсуднова).

Это довольно далеко от проблемы внеземного разума. Что побудило вас создать модель развития цивилизаций во Вселенной?

Статьи известного российского астрофизика Владимира Липунова. Анализируя факт «молчания Вселенной», он выдвинул оригинальную гипотезу - универсальная причина гибели внеземных цивилизаций может быть связана с потерей основной функции разума. Функции познания. Наш мир устроен относительно просто, считает астрофизик, и разумная жизнь, познав за определенный срок его законы, исчерпывает свой познавательный импульс и погибает.

Главный астроном проекта SETI Сет Шостак.Главный астроном проекта SETI Сет Шостак.
Стоит заметить, что недостатка в предположениях о причинах «великого молчания» ВЦ, если они существуют на самом деле, нет. От непривлекательности Земли для более развитого разума и до закономерной гибели любой цивилизации до того, как она станет способной к межзвездным перелетам.

Конечно, наша модель – не решение Парадокса Ферми. Скорее, это некое дополнение к формуле Дрейка. Мы впервые учли ограниченность времени жизни цивилизации, а также эффекты, связанные с контактом ВЦ, их взаимным расположением и с конечным временем распространения сигнала контакта - не больше скорости света.

Дрейк говорил о вероятности, а мы – о некоем критическом параметре, который определяет, смогут состояться встречи с ВЦ, которые продлят им время жизни, или нет. По-видимому, сейчас большинство цивилизаций одиноки, но мы надеемся, что наш "бонус" во Вселенной больше критического и, в конце концов, контакт будет найден. Нужно подождать. Правда, неизвестно сколько. Но пока есть те, кто хочет познавать, есть надежда.

Не исключено, что со временем обнаружится, что какой-то из заложенных вами параметров не верен. Или нужно ввести дополнительные условия.

Конечно. Развивая модель, ученые могут, например, дополнительно учесть возможность не только положительного, но и негативного взаимодействия цивилизаций. Или разброс периодов их жизни. Выводы тоже могут отчасти поменяться. Например, критический бонус - добавочное время жизни, появляющееся при контакте ВЦ, - может оказаться много больше или много меньше.

Могут быть другие интерпретации этой модели клеточного автомата, которые учитывают существование бонуса при контакте?

Представим, что у нас есть гангстеры и полиция. Гангстерские организации существуют определенное время в зависимости от работы полиции. При хорошей работе полиция раньше или позже их ловит и уничтожает. При плохой работе стражей порядка отдельные гангстерские организации объединяются в синдикаты, которые получают бонус – они будут жить дольше, поскольку обладают большей мощью. То есть от полиции зависит, распространятся ли гангстеры на всю страну или нет.

Фокус состоит в том, что это распространение происходит лавинообразно. Стоит только упустить возможность и дать преступным организациям жить большее время, чем критический период, - и через какое-то время эти организации оккупируют всю страну.

Это шутливая интерпретация, которая, тем не менее, показывает, что модель может применяться в разных ситуациях.

Еще о результатах Снарского и Безсудного:

1) The Fermi Paradox, Self-Replicating Probes, and the Interstellar Transportation Bandwidth

2) Astrobiological Complexity with Probabilistic Cellular Automata

Источник: polit.ru

scisne.net

Парадокс Ферми. Великое Молчание Вселенной

Парадокс Ферми. Великое Молчание Вселенной

  Иногда нужно анализировать гипотезы, присматриваясь к личностям их авторов. Поняв, кто именно выдвигает то или иное предположение, какими могут быть его мотивы и почему теория становится знаменитой, можно ответить на вопрос древних римлян «кому выгодно?» и таким образом уловить проблеск истины. Парадокс Ферми, сформулированный ещё в середине двадцатого века, как раз и является объектом, подходящим для подобного исследования.

  Итальянский физик Энрико Ферми (Enrico Fermi) был посвящён в масоны в возрасте всего лишь двадцати двух лет, в 1923-м. Даже если вы не верите в тайные правительства и в теории заговоров, то уж наверняка не станете сомневаться в том, что масонские ложи пристраивают своих «вольных каменщиков» на хлебные места. Уже через два года молодой учёный преподавал сразу в двух университетах, в Римском и Флорентийском. Причём, столь успешная карьера началась — попрошу внимания! — до того, как он разработал свою теорию о фермионах (элементарных частицах, названных его именем) и хоть как-то прославился.

  Как говорится, дальше — больше. 1926-й год — уже профессор Римского университета (в 25 лет). 1929-й — иностранный член-корреспондент АН СССР (в 28 лет). Нобелевская премия по физике в 1938-м. В 1939-м — бегство из Италии в Швецию, поскольку Муссолини страсть как не любил масонов. Далее — США, где Ферми пригласили работать сразу в пять университетов.

  Конечно, братцы-каменщики (то бишь масоны) изрядно помогали, но учёный был действительно талантливым. Занимался проблемами ядерной физики. Благодаря его работам удалось синтезировать шесть с лишним десятков радиоактивных изотопов. Его именем назван сотый элемент — фермий. Но власть имущие решили, что для народонаселения планеты наиболее полезным будет так называемый парадокс Ферми. И принялись раскручивать сей бренд с такой страшной силой, что он остаётся на слуху по сей день.

  Это произошло после Розуэлла, когда мир захлестнула тема летающих тарелок. Широким народным массам нужно было срочно промывать мозги — убеждать, что жизни во Вселенной, вероятно, гораздо меньше, чем хотелось бы энтузиастам, готовым искать братьев по разуму.

  Итак, суть парадокса Ферми нормальным, доступным языком. Но начнём с основы — уравнения Дрейка. Что это такое? Очень просто: уравнение... со всеми неизвестными. Ведь мы не можем знать точно ни количества зарождающихся в галактике звёзд (свет от них дойдёт нескоро), ни присутствия наличия светил с годными планетами, ни вероятности зарождения жизни, ни соотношения разумных к неразумным (вроде нас). Не говоря уж о том, какой процент оных цивилизаций жаждет контакта.

  То есть, что-либо вычислить с помощью такого уравнения невозможно в принципе. Самая настоящая лапша на ушах. Но для массового потребления сойдёт, решили правители.

  И вот Ферми, используя свой авторитет учёного-вундеркинда, юного академика и профессора, на основе вышеописанной лапши формулирует парадокс. Мол, если Вселенная образовалась десять миллиардов лет назад (хотя и этого наверняка никто не знает), то на различных планетах уже давно должна была возникнуть разумная жизнь. А поскольку таких планет очень много (о чём говорит уравнение с лапшой), то велика вероятность того, что некоторые цивилизации обогнали нас в развитии и могли бы уже к нам прилететь. Или как минимум не отстали, поэтому им следовало бы наполнить космическое пространство излучением своих радиостанций, транслирующих «мыльные» сериалы, реалити-шоу, курсы биржевых акций и, конечно, рекламу.

  Поскольку инопланетный шоу-бизнес наши радиотелескопы не принимают, а летающие тарелки пришельцев не приземляются посреди городов, нарушая правила движения и создавая автомобильные пробки, то вот вам и парадокс, называемый также «Великое Молчание Вселенной». Мол, цивилизаций, как гласит лапша, должно быть очень много, но их почему-то не видать и не слыхать.

  Кто поумнее, те предположили, что инопланетяне не молчат, но мы изобрели радио не так уж давно, чтобы принять сигналы от далёких островков разумной жизни. К нам попросту ещё не дошли радиоволны от планет, расположенных в сотнях световых лет от нас. Это если говорить о цивилизациях, находящихся на примерно таком же уровне уровне развития, как и наша.

  Ну а высокоразвитые, освоившие межзвёздные перелёты, наверняка отказались от архаичного радио. Если нужно связаться с кораблём, находящимся где-то на другом краю Млечного Пути, то сигналы наверняка передаются через гиперпространство. Чтобы доходили быстро. А нам гиперпространство неведомо, поэтому перехватить их радиопередачи мы не можем никак. Вот вам и кажущееся молчание.

  Зачем понадобилось раскручивать бренд «парадокс Ферми», если на самом деле все выводы — лапша, имеющая крайне мало отношения к настоящей науке? Ответ прост: чтобы посеять в мозгах сомнение в существовании внеземных цивилизаций. Мол, не слышно же их, поэтому, наверное, и вовсе никого там нет. Как будто инопланетяне непременно должны пользоваться технологиями, совместимыми с земными, чтобы наши радиотелескопы всё улавливали.

  Если бы о молчании заговорили журналисты, то им мало кто поверил бы. Требовалось мнение именитого учёного. И вот Энрико Ферми очень вовремя заинтересовался астрофизикой — в 1951-м году. Правда, проблемы уфологов были ему до лампочки, он исследовал космические излучения, бродящие по Вселенной. Но раз уж братики-масоны попросили высказаться о внеземных цивилизациях и надавить на обывателей своим авторитетом, то отказаться нельзя.

  Ну а средства массовой дезинформации уж постарались разнести «благую весть» о парадоксе Ферми по миру. Научные издания, не очень научные, очень ненаучные и совсем жёлтые дружно, по мановению невидимой руки, периодически продолжают удивляться, мол, действительно, как же так, почему никто нам приветы не присылает. Мол, инопланетяне — выдумка, иначе давно уже хотя бы азбукой Морзе нам чего-нибудь пропищали бы.

  Итак, самые мощные земные передатчики работают в диапазоне длинных волн (148—408 Кгц). Дальность уверенного приёма — 2000 километров. Благодаря дифракции, такие волны способны огибать препятствия и потому используются для радиовещания на огромные территории в горной местности, в условиях плотных застроек, на Крайнем Севере и в прочих регионах, куда не могут добраться ни FM-радиостанции, ни сотовые операторы.

  В отличие от средних ( 300 кГц —3 МГц ) и коротких (3 МГц — 30 МГц) волн, длинные не зависят от состояния ионосферы. Попросту не отражаются от неё. А средние и особенно короткие отражаются вовсю, что позволяет им огибать Землю. Когда всемирная паутина ещё не стала обыденностью, радиолюбители-коротковолновики переговаривались между собой, находясь на разных континентах.

  Следовательно, длинные волны, излучаемые мощными передатчиками, способны улетать в космос (ионосфера ведь практически не отражает). Но вот беда: на них очень сильно воздействуют индустриальные помехи. (Действуют на любое вещание с амплитудной модуляцией, но в длинноволновом диапазоне — наиболее ощутимо). А в космосе ведь полно всяких излучений. Поэтому любая радиопередача наверняка исказится до неузнаваемости и растворится в общем фоне.

  Частотная модуляция (эфирное аналоговое телевидение, радио FM) защищена от помех гораздо лучше, но передатчики применяются маломощные. Кроме того, такие волны ничего не огибают, распространяются только в пределах видимости. Если передающая антенна расположена высоко, то иногда сигнал проходит километров на сто. Но зона уверенного приёма обычно не превышает пятидесяти километров.

  Есть ещё один немаловажный момент. Радиостанциям, расположенным достаточно далеко друг от друга, дают одни и те же частоты в вещательных диапазонах. Поэтому в космос улетает такая каша, настолько искажённая интерференцией и приправленная всякими излучениями, что вряд-ли до звёзд может добраться что-либо осмысленное.

  Каша начинается уже на Земле. В тёмное время суток (когда солнечная радиация не мешает дальнему прохождению) включите любой радиоприёмник в диапазоне AM (нынче в дешёвых радио это чаще всего средние волны) и послушайте, сколько далёких и близких станций становятся то громче, то тише, перекрываются другими, теряются и снова пробиваются сквозь мешанину радиоголосов.

  Вы услышите только те передатчики, которые расположены в радиусе тысячи километров. (Иногда — полутора-двух тысяч.) А теперь представьте себе, какой хаос вызывается всеми земными станциями!

  Да, возразите вы, но общий фон радиоизлучения от Солнечной Системы должен быть выше, чем от звёзд, не имеющих населённых планет. Следовательно, и от цивилизаций, которые изобрели радио, тоже что-то должно доходить до нас. Хотя бы шипение.

  Вот как раз шипения в космосе полно. Собственно говоря, для его изучения и начали строить радиотелескопы (ещё в тридцатых годах прошлого века). В фоновом шуме пространства уже давно растворились любые волны искусственного происхождения, пролетев множество световых лет, изрядно исказившись и ослабев. Ведь, как сказано выше, помехи ощущаются даже на Земле, где волна проходит жалкие по космическим меркам тысячи километров.

  Но если пробить дыру в обычном пространстве и отправить сигнал через гиперпространство, да ещё и со стойкой к помехам модуляцией, то он за считанные мгновения пройдёт без искажений на невообразимые расстояния.

  А если сигнал будет цифровым, с интерполяцией и восстановлением частично утерянных данных, то качество связи получится отличным. И зачем, спрашивается, высокоразвитой цивилизации нужно обычное радио? Только для маломощного домашнего вещания, для точек Wi-Fi или что там у них есть.

  Вот и весь секрет «Великого Молчания». Говорить о нём как об аргументе против существования внеземных цивилизаций, не имея никакой информации, опираясь на уравнение со всеми неизвестными, — как минимум неразумно. Точно так же в старину человек мог бы сделать вывод, что в двадцать первом веке люди не общаются, поскольку не отправляют друг другу почтовых голубей.

Читайте также:Звезда Глизе, ООН готова к контактуНЛО. Созвездие Лебедя, планета Пикран

x-perehod.ru

Гипотеза гибернации предлагает объяснение Великого молчания Вселенной

Мы по-прежнему одиноки во Вселенной, и загадка парадокса Ферми ну никак не хочет решаться. Тем временем внутри научного сообщества зародилась новая гипотеза, обещающая ответить на вопрос о том, «где, черт возьми, все пришельцы?». Согласно ей, «все очень просто»: высокоразвитые цивилизации действительно существуют, но они решили поместить себя в состояние гибернации и теперь ждут смены космической эпохи, когда смогут вновь возродиться и вернуть себе главенствующее положение во Вселенной.

Вселенная, которую мы наблюдаем сейчас, не была такой миллиарды лет назад и не будет такой, как сейчас, спустя еще несколько миллиардов лет. Результаты исследования, принятые к публикации в журнале Journal of the British Interplanetary Society («Журнал британского межпланетного сообщества»), говорят о том, что состояние нашей нынешней Вселенной могло оказаться слишком некомфортным для цивилизаций, вышедших на новый этап своей эволюции и достигнувших технологической сингулярности, перейдя в состояние компьютеризированных сущностей. В ней для них слишком жарко. И гибернация, как один из способов справиться с повышенной температурой, могла явиться для них самым оптимальным средством для выживания до того момента, как космос станет гораздо холоднее в далеком-далеком будущем. Когда во Вселенной звездные объекты станут более рассеянными, информационные процессы смогут протекать гораздо быстрее и при более высоком уровне эффективности, позволяя развитым цивилизациям достигнуть гораздо большего, чем было бы возможно при нынешних космологических условиях.

Погодите, цифровые пришельцы? Именно так. Все больше и больше футуристов, астробиологов и экспертов Института SETI начинают склоняться к идее о том, что наиболее логичным способом перехода на новую ветвь эволюции для продвинутых цивилизаций (речь и о нас с вами, кстати) может являться переход в цифровую форму существования. Жизнь в виде постбиологических цифровых сущностей внутри очень мощных суперкомпьютеров потребует наличия беспрепятственного доступа к мощным и эффективным средствам обработки цифровых данных. Такая форма бытия даже имеет свое собственное название – «датаизм».

Однако, как указывают Андерс Сандберг, Стюарт Армстронг и Милан Циркович в своей работе, опубликованной в журнале JBIS, высокоскоростные информационные процессы имеют свою цену, особенно когда речь идет о системах, чья работа напрямую зависит от температурных показателей окружающей среды. Компьютерные специалисты прекрасно знают, что потенциал скорости информационных процессов повышается при понижении температуры. В свою очередь, охлаждение очень мощных компьютерных систем требует колоссальных затрат энергии. Исходя в том числе и из этого, Сандберг и его коллеги считают, что для высокоразвитых, компьютеризированных цивилизаций решение в пользу экономии ресурсов в течение этой эры было бы логичнее, чем их необоснованный расход. Они фактически впали в спячку и ждут, когда Вселенная станет намного холоднее, чем сейчас, чтобы вновь пробудиться.

Нынешняя температура фонового излучения Вселенной равна примерно 3 градусам Кельвина. Для нас это может показаться невыносимым холодом, но для компьютеризированной цивилизации это может являться невыносимой жарой. По подсчетам специалистов, через триллионы лет, когда космическое фоновое излучение практически исчезнет в связи с расширением Вселенной и исчезновением большинства звезд, скорость информационных процессов в такой среде станет на 1030 порядков выше, чем сейчас.

«Возможно, высокоразвитая цивилизация исследовала весь доступный для нее участок Вселенной, сделала то, что возможно при нынешнем состоянии окружающей среды, и единственное, что ей на данный момент остается, — заниматься собственными «внутрикультурными» делами», — говорит Сандберг в своем блоге.

«Эти дела могут быть связаны с информационными процессами. Если они хотят максимизировать свою эффективность, то делать это было бы лучше всего не сейчас, а подождать прихода холодного будущего, когда сделать можно будет гораздо больше. На их месте я бы впал в спячку».

Если эта гипотеза верна, очень древние внеземные цивилизации существуют, то, скорее всего, они уже исследовали большую часть галактики, поэтому мы их и не видим. Вполне возможно, что мы вообще живем в регионе космоса, который по галактическим меркам является «собственностью» одной из таких цивилизаций. Но даже если так, то, по мнению Сандберга, мы должны были уже обнаружить хотя бы признаки существования одной из таких спящих цивилизаций.

«Признаки, которые нужно искать – это подозрительное отсутствие процессов, требующих колоссальных затрат ресурсов, необходимых для бесперебойной поддержки процесса гибернации», — продолжает Сандберг.

Другими словами, исследователь хочет сказать, что мы должны искать процессы, предотвращающие различные естественные астрофизические явления. Например, может, где-то есть звезды, чья масса не переходит в энергию, звезды, чей эволюционный переход в черные дыры чем-то блокируется, галактические ветра, теряющие часть своей силы и газа в межгалактическом пространстве, отсутствие столкновения галактик и разделения галактических скоплений вследствие расширения Вселенной. В настоящий момент мы не наблюдаем сил, которые могли бы предотвращать подобные события, и, по мнению Сандберга, ученые должны высматривать необычные зоны, в которых эти естественные космологические процессы могут существенно замедляться.

Есть еще один потенциальный способ обнаружить спящие цивилизации. Он одновременно более футуристичный и в то же время радикальный и опасный.

«Мы могли бы попробовать стать инициаторами некоторых процессов, которые если не «расстроят», то определенно могут вызвать раздражение у таких спящих цивилизаций. Например, запустить мириады самовосстанавливающихся и взаимозаменяемых зондов во все уголки Вселенной», — говорит Сандберг.

«Я бы на месте подобной цивилизации, решившей впасть в спячку, сначала создал системы защиты, которые могли бы в случае критической опасности подключаться к решению проблемы. Вот такие системы защиты мы бы и могли обнаружить. Понимаю, идея для проверки гипотезы весьма рискованная».

Гипотетическая мегаструктура, созданная инопланетной цивилизацией

Гипотеза о гибернации, пытающаяся объяснить парадокс Ферми – загадку о том, почему мы до сих пор не нашли никаких признаков инопланетной жизни — не лишена недостатков. Дэвид Брин, астрофизик, эксперт Института SETI, а также футурист, считает, что хоть работа Сандберга со товарищи весьма романтична, умна, не лишена во многих местах смыла и полна на различные детали, она все же имеет несколько критических просчетов.

«Это как научиться строить более мощные, более быстрее космические корабли, которые могут обогнать модели предыдущих годов, но при этом создать всего один экземпляр».

«Так же и с вычислительными процессами. Создали вы супербыстрый компьютер. Но вдруг решили подождать более холодных времен и при этом проигнорировать возможность столько всего сделать за то время, пока Вселенная остается теплой».

Сандберг, в свою очередь, парирует тем, что не все так просто и даже такой сверхразвитой цивилизации не удастся угнаться за двумя зайцами сразу.

«Допустим, у вас имеется доступ к ограниченному бюджету (энергии в нашем случае) и вам страсть как хочется купить себе торт. Канун Рождества. Цены бешеные. Но уже через несколько дней цены на торты существенно снизятся».

«Все, конечно, зависит от вашего уровня желания, но если вы хотите купить очень большой торт, то, вероятнее всего, подождете до тех пор, пока цена на него максимально снизится. Вы можете плюнуть на все и… «эгей, гулять, так гулять!». Но далеко в таком случае вы не уедете. Купите не целый торт, а максимум его кусочек».

По мнению Сандберга, у таких цивилизаций определенно не получится повысить в этой эре свою вычислительную эффективность. Даже если учесть, что некая сверхразвитая компьютеризированная цивилизация решит это сделать в настоящем, используя все имеющиеся ресурсы, то это будет означать, что для поддержки своего существования в будущем у нее будет гораздо меньше этих самых ресурсов.

Но Брин не сдается и говорит, что сама по себе «стратегия гибернации для выживания» слишком опасна.

«Если вы просто проигнорируете законы физического мира в угоду датаизму, то в один прекрасный момент эта самая реальность вас может сильно укусить, пока вы будете спать и грезить о более прекрасном компьютеризированном будущем», — говорит Брин.

По его мнению, нельзя исключать вероятность, что не менее развитые инопланетяне-оппортунисты, решившие не выбирать путь датаизма, будут способны проникнуть через все средства безопасности находящихся в спячке и вызвать настоящий апокалипсис для последних.

Забавно, но сам Сандберг не придерживается фанатичных взглядов в отношении своей же гипотезы гибернации, однако считает, что было бы интересно исследовать такую вероятность.

«Если вы ученый и решили сразу же отказаться от вашей наименее вероятной гипотезы, то вы никакой не ученый», — категорично заявляет Сандберг.

В то же время, по его мнению, стратегия гибернационных циклов может стать в том числе и нашим выбором через несколько миллиардов лет.

«Я думаю, каким бы ни был ответ на парадокс Ферми, – мы действительно одни и сами в ответе за будущее этой Вселенной, разумная жизнь всегда обречена, а может пришельцы действительно здесь, или мы просто ошиблись в чем-то очень фундаментальном, — он будет для нас в любом случае шокирующим. Но вот поиск этого ответа может потребовать очень много времени».

hi-news.ru

Новости науки "Русского переплета": ВЕЛИКОЕ МОЛЧАНИЕ ВСЕЛЕННОЙ Передача состоится в прямом эфире, так что нижеследующий текст является лишь планом беседы. В.М.Липунов([email protected]) и А.В.Тутуков ([email protected]) Великое молчание Вселенной или отсутствие Космических Чудес находится в очевидном противоречии с быстрым развитием нашей цивилизации. В этом состоит основной кризис современного естествознания, смыкающийся с будущим кризисом нашей цивилизации. О ЧЕМ ЭТА БЕСЕДА В.М.Липунов: Мы попытаемся поговорить о важнейшей проблеме современного естествознания,-- проблеме, несомненно не менее важной, чем открытие черных дыр, создание теории великого объединения или создание искусственного интеллекта. Более того, на мой взгляд, она не только глубже и сложнее, но и несравненно актуальнее. Действительно: если под актуальностью понимать наличие некоего необъясненного явления, противоречащего существующим научным взглядам, то решение перечисленных выше сверхмодных (без всякой иронии) проблем в настоящий момент не обусловлено (и судя по всему, в обозримом будущем не будут вызваны) жесткой экспериментальной необходимостью. В современном естествознании есть совершенно непонятный и парадоксальный экспериментальный факт, находящийся в вопиющем противоречии со всеми современными ортодоксальными представлениями о мире,-- это факт отсутствия сверхцивилизаций или факт ╚Молчания Вселенной╩. ПАРАДОКC ФЕРМИ А.В.Тутуков: Возникновение жизни

27 мая "Великое молчание" на передаче Александра Гордона

ВЕЛИКОЕ МОЛЧАНИЕ ВСЕЛЕННОЙ

Передача состоится в прямом эфире, так что нижеследующий текст является лишь планом беседы.

В.М.Липунов([email protected]) и А.В.Тутуков (atutuko[email protected])

Великое молчание Вселенной или отсутствие Космических Чудес находится в очевидном противоречии с быстрым развитием нашей цивилизации. В этом состоит основной кризис современного естествознания, смыкающийся с будущим кризисом нашей цивилизации.

О ЧЕМ ЭТА БЕСЕДА

В.М.Липунов:

Мы попытаемся поговорить о важнейшей проблеме современного естествознания,-- проблеме, несомненно не менее важной, чем открытие черных дыр, создание теории великого объединения или создание искусственного интеллекта. Более того, на мой взгляд, она не только глубже и сложнее, но и несравненно актуальнее. Действительно: если под актуальностью понимать наличие некоего необъясненного явления, противоречащего существующим научным взглядам, то решение перечисленных выше сверхмодных (без всякой иронии) проблем в настоящий момент не обусловлено (и судя по всему, в обозримомбудущем не будут вызваны) жесткой экспериментальной необходимостью.

В современном естествознании есть совершенно непонятный и парадоксальный экспериментальный факт, находящийся в вопиющем противоречии со всеми современными ортодоксальными представлениями о мире,-- это факт отсутствия сверхцивилизаций или факт ╚Молчания Вселенной╩.

ПАРАДОКC ФЕРМИ

А.В.Тутуков:

Возникновение жизни - важный рубеж в развитии материи. Это произошло на Земле около трех миллиардов лет назад. Следовательно, возраст жизни сопоставим с возрастом Солнца и Вселенной. Возникновение первых самовоспроизводящихся организмов привело в действие механизмы отбора - мощного селективного фактора, способствующего распространению наиболее приспособленных и высокоорганизованных видов живых существ. Существенное умножение числа видов со временем подчеркивает необходимость всего многообразия живого мира для устойчивого его развития, заполняющего и формирующего земной экологический океан. В истории развития земной жизни можно выделить ряд ключевых явлений, но сейчас для нас важным является появление человека - носителя разума- способного не только приспосабливаться к окружающей среде, но и, изменяя мир, приспосабливать его, в определенных пределах, для своих целей. Это произошло всего несколько десятков тысяч лет назад. Техническая фаза существования человека, связанная с введением в обиход пусть простейших технических средств, занимает всего несколько последних тысяч лет. А "космическая" стадия, связанная с обретением человеком возможности связи на межзвездных расстояниях, началась только несколько десятков лет назад.

Практически доказанная сегодня множественность планет в нашей и других галактиках с неизбежностью приводит к постановке фундаментального вопроса- возможно ли возникновение жизни и цивилизаций около других звезд? Впервые этот вопрос возник и на уровне догадки получил положительный ответ еще в античные времена после осознания простого факта, что наше Солнце есть обычная звезда. Общность путей возникновения звезд и планетных систем, практическое совпадение наблюдаемого химического состава звезд нашей и других галактик позволяют предположить существование большого числа планет земного типа во Вселенной и возможность возникновения жизни и цивилизаций на них. Поскольку Солнце в три раза моложе Вселенной, в нашей Галактике могут быть планеты, биосферы и цивилизации в несколько раз старше наших. В итоге может показаться, что Земля должна быть погружена в поле сигналов, связывающих их. Но этого очевидно нет! Возникает важный вопрос- почему? Этот вопрос стал особенно актуален последние десятилетия ускоренного технического прогресса.

В.М.Липунов:

Я бы здесь не согласился. По-моему, вопрос этот встал задолго до начала космической эры.

Еще Блаженный Августин указал на то, что цивилизация прогрессирует, а мы помним, кто совершил то или иное деяние и кто что изобрел. Поэтому человечество, а значит, вероятно, и Вселенная, вряд ли очень долго существуют. Блаженный Августин считал приемлемой дату сотворения Вселенной, соответствующую книге "Бытия": приблизительно 5000-й год до нашей эры")

На самом деле, он ошибся только в Возрасте Вселенной наивно использовав Ветхий Завет. Мы то знаем, что жизнь возникла миллиарды лет назад.

Мы имеем два наблюдательных или, если угодно, экспериментальных факта: 1) возраст Вселенной Т = 10 млрд. лет (примерно), 2) характерное время t экспоненциального развития нашей цивилизации исчисляется десятками лет. Для простоты примем безусловно завышенную величину t = 100 лет. Возникает гигантское безразмерное число, характеризующее рост технологической цивилизации за время существования Вселенной:

K=exp(T/t) = 1043

(десятка с сорока тремя миллионами нулей)

C такими большими безразмерными числами теоретическая физика никогда не сталкивалась. Например, полное число элементарных частиц во Вселенной выглядит смехотворно малым --10 ^80 (десятка с восемьдесятью нулями). Не говоря уже ничего более, такое число должно насторожить любого здравомыслящего теоретика (на своем опыте общения знаю, что на самом деле это далеко не так -- видно теоретики теряют свое здравомыслие за определенной чертой). Ферми просто воскликнул(6): ╚Если есть где-либо цивилизации, то их космические корабли давно уже в Cолнечной системе╩ (не ручаюсь за точность цитаты). Конечно, ведь это число настолько велико, что всякие неизвестные промежуточные коэффициенты не могут быть важны. Например, можно утверждать, что вероятность отсутствия ╚Космических Чудес╩ в нашей Вселенной просто равна 10 в степени -43 000 000, т. е. равна нулю! Тем не менее, их никто не обнаружил даже после 20 лет поиска -- наоборот, обнаружилось Великое Молчание Вселенной. Мир без чудес невероятен, но он существует -- вот в чем парадокс...

ОТ ИОCИФА ШКЛОВCКОГО К ДЖОРДАНО БРУНО И ОБРАТНО

А.В.Тутуков:

Исторический опыт, логика и фантазия предлагают несколько возможных вариантов ответа на этот вопрос. Первый вариант ответа прост - несмотря на технический прогресс мы остаемся пока "глухи" к уже существующим в "эфире" сигналам. Очевидная причина "глухоты" может заключаться в низкой чуствительности наших приемников или в нашей неспособности распознать сигнал. Более общая формулировка этого ответа - наличие некоего "культурного" горизонта, осложняющего общение цивилизаций, находящихся на различных стадиях своего развития. Но остается неясным, может ли это полностью исключить саму возможность связи? Не исключено, также, что существует некий внутренний запрет на подобные контакты, налагаемый цивилизациями для сохранения своего и чужого "суверенитета" с целью полного исключения возможности чуждого, не исключено, деструктивного влияния. Однако и в этом случае остается неясным, можно ли полностью предотвратить возможность случайных контактов. Многих, вероятно, вполне удовлетворит снимающее обсуждаемый вопрос предположение о единственности нашей цивилизации, чем бы она не обуславливалась. Например, богоизбранность исчерпывает вопрос, делая этот ответ полным и окончательным. Однако предположение о единственности нашей цивилизации носит очевидные признаки хорошо знакомого историкам науки "геоцентризма", от которого мы были избавлены современной астрономией. Она доказало, что Земля - одна из планет солнечной сиситемы, Солнце - одна триллионов звезд нашей Галактики, Галактика - одна из бесчисленного множества галактик нашей Вселенной. Природа избегает образования уникальных объектов за одним пока известным нам возможным исключением - Вселенной. Но остается пока неизвестным - действительно ли это исключение? Очевидно, что в этих условиях предположение об уникальности нашей цивилизации удовлетворит далеко не всех.

Наиболее привлекательное на сегодня объяснение состоит в короткой шкале времени цивилизаций на технологически развитых стадиях, когда они технически способны на связь на межзвездных расстояниях. Расстояние для установления связи ограничено произведением скорости света на время жизни цивилизации на развитой фазе. Известно, что в нашей Галактике ежегодно возникает несколько новых звезд с массами порядка массы Солнца. Если принять, что ежегодно в Галактике возникает одна цивилизация, включая возможность многократного возникновения цивилизаций на подходящих планетах, то простая арифметика позволяет установить, что для исключения полного заполнения объема Галактики сигналами ближайших цивилизаций время их жизни должно быть меньше примерно тысячи лет. Важно, что предположение об уменьшении частоты возникновения цивилизаций в десять тысяч раз в рамках этой модели увеличивает предельную продолжительность их жизни только в десять раз. Напомним, что отсчет времени начинается с момента достижения цивилизацией технической возможности связи на межзвездных расстояниях и кончается с момента потери этой возможности, чем бы она не была вызвана. Наша цивилизация вступила на эту фазу всего несколько десятков лет назад с появлением радиоастрономии - энергетически самого экономичного способа связи.

Что же может ограничить время жизни цивилизаций до столь короткого по сравнению со временем существования жизни на Земле, самой Земли, Солнца и Вселенной срока?

Сейчас можно предложить несколько возможных вариантов ответа на этот вопрос. Вероятно можно исключить в качестве неизбежного фактора какой либо вариант космической катастрофы: астероиды, планеты, Солнце, звезды, саму Землю , ибо жизнь на Земле существует уже несколько миллиардов лет, что много больше указанного предела. Вероятно и биологическе причины могут быть оставлены "вне подозрений", поскольку высокоразвитые биологические виды существуют на Земле в течении последних десятков миллионов лет. Наиболее вероятный на сегодня ответ в наиболее общей форме прост - это изменение среды своего обитания самим человеком в процессе прогресса. Наиболее очевидная форма такого изменения - самоуничтожение во всеобщей ядерной войне - опасность которой сегодня кажется небольшой, но можно ли считать ее полностью исключенной. Человек остается подверженным эпидемиям различного рода, особенно опасных при современных транспортных средствах, связывающих мир в единый организм. И, наконец, само единство, "глобализм" современной цивилизации таит в себе, возможно, главную угрозу, ибо оно, по сути, исключает механизм естественного отбора. А исторический опыт учит, что предшествующая эволюция живого использовала и использует этот универсальный механизм для прогресса жизни путем отбора наиболее приспособленных ее форм. Отсутствие отбора ведет к застою всех сложных живых систем и их деградации со временем.

Следует обратить особое внимание и на быстрое по сравнению с биологической возможностью подстройки изменение условий обитания человека на Земле. Экспоненциальный рост производства, энергопотребления, населения и других параметров нашей цивилизации есть ничто иное, как взрыв, неизбежно ведущий к истощению любых ресурсов. Например, сохранение очень скромных темпов роста энергопотребления - два процента в год - приведет к разогреву поверхности Земли до тысячи градусов всего за тысячу лет. Современная цивилизация включает в оборот большое количество новых химических веществ, либо вообще отсутствовавших ранее в биосфере, либо сильно рассеяных в окружающей среде. Отдаленное влияние на этих веществ на биосферу и человека не может быть исследовано в полной мере. Естественно, что вещества с очевидным отрицательным влиянием по мере осознания последнего исключаются из оборота. Но долгосрочный эффект может быть выявлен только самой жизнью, над которой современная цивилизация фактически ставит всеохватывающий эксперимент на выживание в условиях непрерывного и все ускоряющегося изменения среды обитания. В таких условиях "платой" за эксперимент может оказаться гибель цивилизации за исторически короткое время. Последнее помогает понять возможную причину отсутствия сигналов других цивилизаций. Таким образом, отсутствие этих сигналов становится важным предостережением земной цивилизации на пути ее "естественного" развития.

В.М.Липунов:

Как разрешить парадокс ферми в рамках современного научного подхода? В середине семидесятых годов Шкловский сформулировал концепцию Космического Чуда как результат деятельности сверхцивилизаций и предложил идею единственности нашей цивилизации во всей огромной Вселенной.

Раз нет Космических Чудес и Вселенная молчит, то, значит, и нет никакого внешнего Разума. Cтрашная это была мысль, в особенности для человека, искавшего искусственные корни внутри спутников Марса. Но и для человечества все обстояло не лучше. Рухнула одна из самых оптимистических человеческих идей о множественности миров. Как сказал однажды в другой связи Я. Б. Зельдович: ╚За что сгорел Джордано Бруно?╩Но так ли уж естественна гипотеза единственности земной цивилизации? Да нет, конечно. Эта гипотеза сама находится в вопиющем противоречии с наблюдаемой однородностью и изотропией Вселенной, установленной благодаря открытию реликтового излучения. Представляется маловероятным возникновение лишь одной цивилизации в целом однородной и изотропной Вселенной, в ничем не примечательной галактике вблизи обычной желтой звезды. В нашей Галактике таких звезд миллиарды. А самих галактик еще больше. Вероятность эта все-таки не столь мала и не идет ни в какое сравнение с парадоксом Ферми, и, конечно, встает вопрос о количестве планетных систем и всплывает известная формула Дрейка, но все-таки гипотеза единственности опять возвращает нас на антропоцентрическую точку зрения, от которой физика всегда старается быть подальше. Кроме того, как мы увидим ниже, в свете парадокса Циолковского эта идея и сопутствующие ей расчеты вероятности возникновения жизни попросту теряют актуальность.

Вот и сам Шкловский в последней своей статье отказывается от идеи уникальности и выдвигает еще более неутешительную гипотезу ╚тупиковой ветви╩. Глядя на приведенную выше формулу, замечаешь, что единственная возможность как-то избавиться от этого гигантского числа -- предположить, что время жизни экспоненциальной стадии развития цивилизации много меньше времени жизни Вселенной. Другими словами, Молчание Вселенной можно объяснить, предположив, что технологические, сверхцивилизации попросту не возникают. Почему? Возможны два ответа: из-за потери интереса к технологическому развитию или гибели. Шкловский выбирает, и, замечу, не без оснований (ведь пока не видно и конца технологическому развитию), второй вариант. Ведь известно, как пишет Шкловский, что наша Земля является в сущности кладбищем видов: по оценкам биологов с начала возникновения жизни на Земле проэволюционировало около одного миллиарда видов, а сейчас их всего два миллиона. Не есть ли и разум некоторой гипертрофированной (как масса тела у динозавров) функцией, ведущей к неизбежной гибели? Но тогда разум -- это всего лишь неудачное изобретение природы, тупиковая ветвь. Какова конкретная причина гибели? Атомная война, экологическая катастрофа? Вряд ли. Ясно, что при всем возможноммногообразии ╚местных╩ условий и специфик, гибель разных цивилизаций должна происходить по одной универсальной причине. По какой?

ПРОCТАЯ ВCЕЛЕННАЯ

Универсальная причина гибели Разума во Вселенной может быть связана с потерей его основной функции -- функции познания.

Что есть разум или разумная жизнь? В чем цель ее появления среди неживой и живой природы? Нет смысла вдаваться в подробное обсуждение этих вопросов. Достаточно ограничиться следующим простым тезисом: разумная жизнь характеризуется стремлением понять и объяснить происходящие вокруг явления. Важно, что возникающие при этом интерес и любопытство весьма неустойчивы. Интерес к понятому явлению пропадает практически мгновенно. Открыв какой-либо закон природы, мы начинаем искать новые явления, не подчиняющиеся ему. Никакие самые ╚интересные практические приложения╩ старых законов не могут заменить поиска новых. Всевозможные частные случаи, новые режимы, оригинальные подходы, как бы они ни были заманчивы,-- все это бледная тень настоящего процесса познания. Разум чахнет без принципиально новых, необъясненных явлений.Погибнуть можно от атомной или биологической бомбы. Но все это -- детские игрушки по сравнению с тем, что могла бы придумать цивилизация, опережающая нас лет на двести. Уже сейчас, в рамках открытых законов природы, можно представить столь мощное оружие, последствия применения которого носили бы галактические масштабы. Такая братоубийственная война вполне сошла бы за космическое чудо. А чудес нет!Cилы, препятствующие развитию разума, должны иметь совсем иную природу. И они, конечно же, должны носить универсальный, не зависящий от конкретных условий, характер.Прежде чем переходить к описанию возможной причины, приводящей к гибели разума (естественной гибели разума), подумаем над следующей проблемой: почему человеку за кратчайшие ( по космологическим масштабам) сроки удалось понять законы природы, которым подчиняется вся наблюдаемая часть Вселенной? Каких-то двух-трех тысяч лет оказалось достаточно, чтобы дойти до квантовой механики и общей теории относительности. Каким образом человек, чей повседневный опыт ограничивается банальными масштабами, измеряемыми метрами, скоростями, в десятки миллионов раз меньшими скорости света, и ничтожно слабым полем тяготения,-- каким образом это слабое существо, не выходя из дома, проникло в гигантские просторы Вселенной и вглубь бесконечно малых элементарных частиц?Античные философы описывали процесс познания так. Представим себе бесконечную плоскость. Кружочек на плоскости -- это часть познанного нами. В процессе познания круг увеличивается, поглощая предыдущее знание, но растет и граница с непознанным. Познание рождает все новые и новые вопросы. Процесс бесконечен.Точка зрения эта стара, как мир. Но не слишком ли примитивно такое обобщение нашего мимолетного опыта? Неужели бесконечно сложный объект так прост? Cкорее нет, чем да. Ведь ╚сложность╩ -- в первую очередь характеристика качественная, а не количественная. Бесконечно сложный объект должен состоять из бесконечно сложных, качественно различных частей и не обязательно совместимых. Мир, а точнее, система знаний о мире -- это не матрешка. Познав часть такого непростого объекта, мы не можем быть уверены в том,что наши знания впишутся в последующую систему знаний подобно тому, как маленькая матрешка входит в большую. Cкорее всего, познание должно быть весьма нелинейным процессом. Экстремальным (но вовсе не частным) случаем могла бы быть столь сильная нелинейность, что познание какой-либо части вообще невозможно без знания полной картины. Другими словами, бесконечно сложный объект непознаваем в принципе. Разум не мог бы возникнуть в бесконечно сложной Вселенной!Высказанный выше негативный тезис о несоответствии последовательно познаваемых частей находится в вопиющем противоречии со всем нашим опытом. Весь наш опыт кричит о том, что наш мир -- матрешка. Например, механика Ньютона стала частью специальной теории относительности Эйнштейна, которая, в свою очередь, стала частью общей теории относительности. Это то, что называется принципом соответствия Бора.Как же снять очевидное противоречие? Есть два выхода: либо мы неправильно представляем себе бесконечно сложный объект, либо окружающий мир не бесконечно сложен. выбрать правильный ответ можно только опираясь на наблюдаемые факты...Вспомним: разум, лишенный пищи, погибает. Все становится на свои места. Экспериментально доказанное отсутствие сверхцивилизаций свидетельствует о том, что наша Вселенная слишком проста для разума. Быстро (за несколько тысяч лет) познав ее законы, разумная жизнь исчерпывает все возможности своих применений и исчезает. Парадоксально, но факт: разум возникает и погибает по одной и той же причине -- по причине простоты устройства нашего мира.

МИЛЛИОН ЛЕТ ЗАCТОЯ ИЛИ КОНЕЦ ЗОЛОТОГО ВЕКА

Конечно, идея простоты мира--это хоть и внутренне непротиворечивая и вполне соответствующая опыту, но все же только возможность. Да и так ли уж необходима гипотеза тупиковой ветви? Мы присутствуем (я имею в виду последние сто лет) в уникальное время -- в своеобразный Золотой век. Впервые за всю человеческую историю характерное время экономического развития стало сравнимым с продолжительностью человеческой жизни. Любой человек, вне зависимости от своего образования и понимания окружающей действительности, почти кожей чувствует прогресс. Родившись во времена паровозов и первых аэропланов, он вырастает, уже глядя в голубые экраны, а пенсию получает, используя компьютерную банковскую сеть. Жизнь человека XX в. проходит на быстро сменяющемся бытовом фоне и рождает в нем совершенно новое мироощущение, и, какследствие, происходит смещение человеческих ценностей. Вечные вопросы отступают на задний план, вперед выходит туристическая тяга к перемене мест и времени. Cлава Богу, эта смена декораций -- результат все-таки изобретательности и ума, и поэтому налогоплательщики выделяют средства на удовлетворение частью населения своей любознательности. Теперь всякому правительству (конечно, я имею в виду развитые страны) очевидно, что нужно подкармливать фундаментальные исследования: они окупятся, они в конце концов экономически выгодны. Но астрофизика показывает, что такое положение не может быть вечным, более того, оно не может продолжаться долее нескольких сотен лет, иначе мы бы давно уже открыли маленькие космические чудеса. Что же последует потом? Мрачное средневековье? Гибель? Тупиковая ветвь?Неужели люди -- те же динозавры? Естественно, простой и привлекательный выход из парадокса Ферми -- это предположение о быстротечности технологической фазы, но без гибели. На ум сразу приходит альтернативный ╚западному╩ (так можно назвать экспоненциальную технологическую фазу) варианту вариант ╚восточный╩ ; уход цивилизации в самосозерцание (развитие вглубь). Но как представить такую будущую жизнь на нашей планете после всего, что на ней уже построено? Я имеюв виду не обычное пространство, заполненное сверхскоростными поездами, сверкающими зеркалами небоскребами, опутанное единой компьютерной сетью, и сидящего в нем самосозерцающего рериховского старика, а пространство человеческой активности. Где тысячи любознательных, жаждущих парадоксов умов? Вместо них -- ремонтные бригады, поддерживающие изобретенное тысячи и тысячи лет назад.Интереснейший вариант был предложен замечательным советским астрофизиком В.Ф.Шварцманом (8). Главное новое зерно его идеи состоит в том, чтобы не выводить проблему Великого Молчания Вселенной из области науки, а наоборот -- попытаться изменить само понятие науки. Приведу целиком абзац из его статьи восемьдесят шестого года. ╚Наука есть лишь часть, элемент культуры, причем элемент сравнительно молодой. Эвристические принципы, идея верификации и ценностные установки современной науки ╚выкристаллизовались╩ внутри культуры лишь около 400 лет назад. Лишь в XVIII в. началось экспоненциальное возрастание параметров науки, т.е. ее развитие приобрело необратимый характер. Лишь в XX в. наука превратилась в производительную силу общества, а ее результаты во многом определили облик человечества и даже поставили под вопрос его будущее. Общепризнано, что преобразование характера науки в XX в. является глобальным и беспрецедентным; вероятно оно будет продолжаться и впредь (например, под влиянием других форм духовной деятельности человека или распространения супер-ЭВМ, или контакта с Внеземной Цивилизацией ...). Поэтому не исключено, что смысл категории ╚наука╩ изменится к XXX столетию столь же радикально, как и за предыдущие десять веков╩. Перенося эти рассуждения на любую другую цивилизацию, Шварцман полагает, что мы давно уже ╚принимаем сигналы╩, но не осознаем их искусственную природу. Другими словами, Великое Молчание, парадокс Ферми -- это не просто кризис отдельной физической теории (типа ОТО или ТВО),а кризис цивилизации.

Литература

1. И.С.Шкловский, Земля и Вселенная, 1985, No 3, с.76

2. И.С.Шкловский, Вопросы философии, 1976, No 9

3. F.J.Tipler, Q.J.R.Astron.Soc., 1981, v.22, 279

4. G.D.Brin, Q.J.R.Astron.Soc., 1983, v.24, 283

5. В.М.Липунов, О вероятности контакта с технологической цивилизацией", Астрон. Ж., 1988, т.65, с.433

6. C.Sagan, Planet Space Sci., 1963, v.11, p.485

7. Вл.Хлумов, Земля и Вселенная, 1987, No 1, с.95

8. В.Ф.Шварцман, "Проблема поиска жизни во Вселенной'', М., Наука, 1986, с.230

9. К.Э.Циолковский, "Монизм Вселенной'', в сборнике `Грезы о Земле и Небе'', Тула, Приокское Книжное Издательство, 1986г., с.276 и с.419 (А.Л. Чижевский, `Теория Космических Эр'').

10. A.H.Guth, Phys. Rev., 1981, v.D23, p.347

11. А.Эйнштейн, Собрание научных трудов, Наука, Москва, 1967, т.4, с.567

12. Е.Л.Фейнберг, "Кибернетика, логика, искусство'', М., `Радио и связь'', 1981

13. В.М.Липунов, Научно открываемый Бог, Земля и Вселенная, No 1, 37,1995

14. Августин Блаженный, "Град Божий" (Августин указал на то, что цивилизация прогрессирует, а мы помним, кто совершил то или иное деяние и кто что изобрел. Поэтому человечество, а значит, вероятно, и Вселенная, вряд ли очень долго существуют. Блаженный Августин считал приемлемой дату сотворения Вселенной, соответствующую книге "Бытия": приблизительно 5000-й год до нашей эры")

www.pereplet.ru

Великое молчание Вселенной: Отсутствие результата

Поиск сигнала от развитых внеземных цивилизаций в соседней планетной системе закончился ничем. В эфире пусто — но надежды остаются.

Чем больше разрешающая способность телескопа — тем более мелкие детали способен он разглядеть. У орбитального Hubble, например, она составляет около 100 угловых миллисекунд. Это замечательная цифра — но не лучшая из существующих. Максимальным разрешением на сегодня обладают интерферометрические радиотелескопы.

Если не вдаваться в детали, то можно сказать, что разрешающая способность определяется размерами телескопа — а технология радиоинтерферометрии со сверхдлинными базами позволяет объединять в единый инструмент наблюдений по нескольку радиотелескопов, разнесенных порой на тысячи километров. Разрешающая способность таких инструментов на порядки выше, чем у Hubble.

Таким радиоинтерферометром воспользовались и австралийские ученые для детальных наблюдений за красным карликом Gliese 581, расположенным в 20 световых годах от нас. Его система включает шесть известных нам планет, из которых — что особенно важно — три считаются условно пригодными для жизни. По крайней мере, параметры их орбит и массы вполне для этого подходят. А если на них есть жизнь — не стоит ли попробовать уловить упорядоченные радиосигналы, которые, возможно, создают обитающие там цивилизации?

Именно этим и занялись австралийские астрономы — скорее не для фактического обнаружения этих сигналов, а для того, чтобы впервые апробировать возможности радиоинтерферометрии со сверхдлинными базами для решения подобных задач. В их распоряжении был и подходящий инструмент: Australian Long Baseline Array, включающий три радиотелескопа, разделенные расстоянием порядка сотен километров и дающие вместе картинку с разрешением примерно тем же, что у Hubble.

Данные были получены в течение 8 часов наблюдений в июне 2007 г., на частоте около 1500 МГц (почему возникла такая задержка с публикацией результатов, авторы не сообщают). Анализ всего «радиошума» системы Gliese 581 позволил выявить 222 потенциальных упорядоченных сигнала, однако после их изучения все до одного оказались ложными — скорее всего, это случайно уловленные сигналы околоземных спутников.

Все это печально, но в принципе не исключает возможности наличия цивилизаций на планетах Gliese 581, и даже возможности того, что там имеются достаточно развитые цивилизации, использующие для коммуникаций радиоволны. Результат скорее продемонстрировал границу чувствительности нашей аппаратуры, которая требует достаточной мощности сигнала для того, чтобы тот был уловлен и восстановлен. В данном случае она должна была составлять не менее 7 МВт/Гц — стало быть, вряд ли стоит ждать, что мы уловим некий случайный сигнал. Разве что братья по разуму, так же как и мы, время от времени посылают сообщения в космос в надежде, что их случайно услышит кто-нибудь еще. Во всяком случае, если б такой сигнал с Gliese 581 был подан посредством радиоантенны уровня мощного телескопа Arecibo, мы сумели бы его поймать.

Все это не исключает того, что в будущем появятся более чувствительные приборы, которые потенциально смогут поймать и случайный сигнал — простую радиосвязь, которой, возможно, пользуются и на далеких планетах. Возможно, это доступно и для имеющихся инструментов — во всяком случае, авторы планируют повторить наблюдения с использованием более мощного радиоинтерферометра Square Kilometre Array, телескопы которого будут расположены в Австралии, Новой Зеландии и Южной Африке и позволят достичь в 50 раз большего разрешения, чем у всех существующих аналогичных приборов. Ученые подсчитали, что это позволит снизить энергию доступных радиосигналов из Gliese 581 до нескольких кВт/Гц.

Впрочем, в целях недостатка не будет. Gliese 581 — не единственная звездная система поблизости от Солнца, и будем надеяться, что однажды новый радиоинтерферометр позволит нам услышать неслыханное — радиотрансляцию с какой-нибудь другой планеты.

По публикации MIT Technology Review / Physics arXiv Blog

www.popmech.ru

Почему нет инопланетных сигналов? Парадокс Ферми | Космос

Меня ужасает вечное безмолвие этих бесконечных пространств.Блез Паскаль

Человечество не хочет быть одиноким. Люди мечтают найти «братьев по разуму» и установить с ними контакт. Кто-то верит, что инопланетяне уже здесь. Кто-то полагает, что они прилетали к нам в далёком прошлом. Кто-то ищет их следы на Луне, Марсе и в ближнем космосе. Однако явных доказательств их присутствия нет. Остаётся надеяться, что они сами проявят к нам интерес и в один прекрасный день мы получим приглашение к контакту. Но пока Вселенная молчит…

Учёные не всегда опираются на точное знание. Время от времени они обсуждают гипотезы, в основе которых лежит вера в закономерности, одинаковые для всей Вселенной. Одна из таких гипотез — существование инопланетян. В Галактике сотни миллиардов звёзд, среди которых многие похожи на Солнце. У звёзд есть планеты, и там могли зародиться жизнь и разум. Если этот разум, подобно нам, изучает и преобразует пространство, признаки его деятельности можно обнаружить. Но пока нам этого не удавалось. Почему?

Джованни Скиапарелли открыл марсианские «каналы»

Несмотря на красный цвет, Марс долгое время считался подобием Земли. И, конечно же, астрономы неоднократно пытались разглядеть там хоть какие-то намёки на присутствие разумных марсиан.

В октябре 1877 года итальянский астроном Джованни Скиапарелли увидел на Марсе тонкие прямые линии, которые назвал «каналами». Он не считал их искусственными сооружениями (canali по-итальянски означает «русла рек»), однако журналисты, популяризаторы и многие астрономы-любители с энтузиазмом провозгласили: наконец-то обнаружены явные доказательства того, что на Марсе существует развитая цивилизация! В 1890-х годах американец Персиваль Лоуэлл, обосновывая открытие Скиапарелли, предположил, что Марс постепенно превращается в пустыню, поэтому местным жителям ничего не остаётся, кроме как построить колоссальную ирригационную сеть для снабжения экваториальных районов талой водой с ледников, сохранившихся на полюсах. Критики идеи резонно указывали, что невозможно создать каналы шириной двести-триста километров и длиной в несколько тысяч километров. Но их никто не слушал. Астрономы увлечённо наблюдали за сетью.

Марсианские «каналы» в зарисовке Персиваля Лоуэлла

Наличие высокоразвитой цивилизации (даже более развитой, чем земная!) на соседней планете порождало надежду, что «братья по разуму» попытаются установить контакт. Поскольку в то время радиосвязь была в зачаточном состоянии, учёные искали визуальные сигналы. И нашли! В июле 1888 года американский астроном Джеймс Килер случайно заметил два световых выступа на терминаторе Марса (линии, которая разделяет освещённую и неосвещённую части планеты). Хотя это явление можно было объяснить особенностями рельефа, пресса немедленно затрубила о первом контакте с инопланетянами. В дальнейшем любые изменения, зафиксированные на марсианской поверхности (например, появление и исчезновение отдельных тёмных областей) приписывались деятельности гипотетической цивилизации, а газетчики наперебой обсуждали, кто посылает нам «сигналы» и как их следует понимать.

Много шума наделало заявление инженера Гульельмо Маркони, получившего всемирную известность благодаря изобретению беспроволочного телеграфа. В 1919 году Маркони сообщил, что принимает загадочные «внеземные» радиосигналы. Через два года он ещё раз подтвердил существование сигналов, которые, как ему казалось, идут с Марса. Авторитет изобретателя, удостоенного Нобелевской премии, была столь велик, что в августе 1924 года, во время великого противостояния планет, всем радистам вооруженных сил США было приказано ловить послания марсиан. Лишь когда в нач

www.mirf.ru

Гипотеза гибернации предлагает объяснение Великого молчания Вселенной (2 фото)

Гипотеза гибернации предлагает объяснение Великого молчания Вселенной (2 фото)

Мы по-прежнему одиноки во Вселенной, и загадка парадокса Ферми ну никак не хочет решаться. Тем временем внутри научного сообщества зародилась новая гипотеза, обещающая ответить на вопрос о том, «где, черт возьми, все пришельцы?». Согласно ей, «все очень просто»: высокоразвитые цивилизации действительно существуют, но они решили поместить себя в состояние гибернации и теперь ждут смены космической эпохи, когда смогут вновь возродиться и вернуть себе главенствующее положение во Вселенной.

Вселенная, которую мы наблюдаем сейчас, не была такой миллиарды лет назад и не будет такой, как сейчас, спустя еще несколько миллиардов лет. Результаты исследования, принятые к публикации в журнале Journal of the British Interplanetary Society («Журнал британского межпланетного сообщества»), говорят о том, что состояние нашей нынешней Вселенной могло оказаться слишком некомфортным для цивилизаций, вышедших на новый этап своей эволюции и достигнувших технологической сингулярности, перейдя в состояние компьютеризированных сущностей. В ней для них слишком жарко. И гибернация, как один из способов справиться с повышенной температурой, могла явиться для них самым оптимальным средством для выживания до того момента, как космос станет гораздо холоднее в далеком-далеком будущем. Когда во Вселенной звездные объекты станут более рассеянными, информационные процессы смогут протекать гораздо быстрее и при более высоком уровне эффективности, позволяя развитым цивилизациям достигнуть гораздо большего, чем было бы возможно при нынешних космологических условиях.

Погодите, цифровые пришельцы? Именно так. Все больше и больше футуристов, астробиологов и экспертов Института SETI начинают склоняться к идее о том, что наиболее логичным способом перехода на новую ветвь эволюции для продвинутых цивилизаций (речь и о нас с вами, кстати) может являться переход в цифровую форму существования. Жизнь в виде постбиологических цифровых сущностей внутри очень мощных суперкомпьютеров потребует наличия беспрепятственного доступа к мощным и эффективным средствам обработки цифровых данных. Такая форма бытия даже имеет свое собственное название – «датаизм».

Однако, как указывают Андерс Сандберг, Стюарт Армстронг и Милан Циркович в своей работе, опубликованной в журнале JBIS, высокоскоростные информационные процессы имеют свою цену, особенно когда речь идет о системах, чья работа напрямую зависит от температурных показателей окружающей среды. Компьютерные специалисты прекрасно знают, что потенциал скорости информационных процессов повышается при понижении температуры. В свою очередь, охлаждение очень мощных компьютерных систем требует колоссальных затрат энергии. Исходя в том числе и из этого, Сандберг и его коллеги считают, что для высокоразвитых, компьютеризированных цивилизаций решение в пользу экономии ресурсов в течение этой эры было бы логичнее, чем их необоснованный расход. Они фактически впали в спячку и ждут, когда Вселенная станет намного холоднее, чем сейчас, чтобы вновь пробудиться.

Нынешняя температура фонового излучения Вселенной равна примерно 3 градусам Кельвина. Для нас это может показаться невыносимым холодом, но для компьютеризированной цивилизации это может являться невыносимой жарой. По подсчетам специалистов, через триллионы лет, когда космическое фоновое излучение практически исчезнет в связи с расширением Вселенной и исчезновением большинства звезд, скорость информационных процессов в такой среде станет на 1030 порядков выше, чем сейчас.

«Возможно, высокоразвитая цивилизация исследовала весь доступный для нее участок Вселенной, сделала то, что возможно при нынешнем состоянии окружающей среды, и единственное, что ей на данный момент остается, — заниматься собственными «внутрикультурными» делами», — говорит Сандберг в своем блоге.

«Эти дела могут быть связаны с информационными процессами. Если они хотят максимизировать свою эффективность, то делать это было бы лучше всего не сейчас, а подождать прихода холодного будущего, когда сделать можно будет гораздо больше. На их месте я бы впал в спячку».

Если эта гипотеза верна, очень древние внеземные цивилизации существуют, то, скорее всего, они уже исследовали большую часть галактики, поэтому мы их и не видим. Вполне возможно, что мы вообще живем в регионе космоса, который по галактическим меркам является «собственностью» одной из таких цивилизаций. Но даже если так, то, по мнению Сандберга, мы должны были уже обнаружить хотя бы признаки существования одной из таких спящих цивилизаций.

«Признаки, которые нужно искать – это подозрительное отсутствие процессов, требующих колоссальных затрат ресурсов, необходимых для бесперебойной поддержки процесса гибернации», — продолжает Сандберг.

Другими словами, исследователь хочет сказать, что мы должны искать процессы, предотвращающие различные естественные астрофизические явления. Например, может, где-то есть звезды, чья масса не переходит в энергию, звезды, чей эволюционный переход в черные дыры чем-то блокируется, галактические ветра, теряющие часть своей силы и газа в межгалактическом пространстве, отсутствие столкновения галактик и разделения галактических скоплений вследствие расширения Вселенной. В настоящий момент мы не наблюдаем сил, которые могли бы предотвращать подобные события, и, по мнению Сандберга, ученые должны высматривать необычные зоны, в которых эти естественные космологические процессы могут существенно замедляться.

Есть еще один потенциальный способ обнаружить спящие цивилизации. Он одновременно более футуристичный и в то же время радикальный и опасный.

«Мы могли бы попробовать стать инициаторами некоторых процессов, которые если не «расстроят», то определенно могут вызвать раздражение у таких спящих цивилизаций. Например, запустить мириады самовосстанавливающихся и взаимозаменяемых зондов во все уголки Вселенной», — говорит Сандберг.

«Я бы на месте подобной цивилизации, решившей впасть в спячку, сначала создал системы защиты, которые могли бы в случае критической опасности подключаться к решению проблемы. Вот такие системы защиты мы бы и могли обнаружить. Понимаю, идея для проверки гипотезы весьма рискованная».

Гипотеза гибернации предлагает объяснение Великого молчания Вселенной (2 фото)

Гипотетическая мегаструктура, созданная инопланетной цивилизацией

Гипотеза о гибернации, пытающаяся объяснить парадокс Ферми – загадку о том, почему мы до сих пор не нашли никаких признаков инопланетной жизни — не лишена недостатков. Дэвид Брин, астрофизик, эксперт Института SETI, а также футурист, считает, что хоть работа Сандберга со товарищи весьма романтична, умна, не лишена во многих местах смыла и полна на различные детали, она все же имеет несколько критических просчетов.

«Это как научиться строить более мощные, более быстрее космические корабли, которые могут обогнать модели предыдущих годов, но при этом создать всего один экземпляр».

«Так же и с вычислительными процессами. Создали вы супербыстрый компьютер. Но вдруг решили подождать более холодных времен и при этом проигнорировать возможность столько всего сделать за то время, пока Вселенная остается теплой».

Сандберг, в свою очередь, парирует тем, что не все так просто и даже такой сверхразвитой цивилизации не удастся угнаться за двумя зайцами сразу.

«Допустим, у вас имеется доступ к ограниченному бюджету (энергии в нашем случае) и вам страсть как хочется купить себе торт. Канун Рождества. Цены бешеные. Но уже через несколько дней цены на торты существенно снизятся».

«Все, конечно, зависит от вашего уровня желания, но если вы хотите купить очень большой торт, то, вероятнее всего, подождете до тех пор, пока цена на него максимально снизится. Вы можете плюнуть на все и… «эгей, гулять, так гулять!». Но далеко в таком случае вы не уедете. Купите не целый торт, а максимум его кусочек».

По мнению Сандберга, у таких цивилизаций определенно не получится повысить в этой эре свою вычислительную эффективность. Даже если учесть, что некая сверхразвитая компьютеризированная цивилизация решит это сделать в настоящем, используя все имеющиеся ресурсы, то это будет означать, что для поддержки своего существования в будущем у нее будет гораздо меньше этих самых ресурсов.

Но Брин не сдается и говорит, что сама по себе «стратегия гибернации для выживания» слишком опасна.

«Если вы просто проигнорируете законы физического мира в угоду датаизму, то в один прекрасный момент эта самая реальность вас может сильно укусить, пока вы будете спать и грезить о более прекрасном компьютеризированном будущем», — говорит Брин.

По его мнению, нельзя исключать вероятность, что не менее развитые инопланетяне-оппортунисты, решившие не выбирать путь датаизма, будут способны проникнуть через все средства безопасности находящихся в спячке и вызвать настоящий апокалипсис для последних.

Забавно, но сам Сандберг не придерживается фанатичных взглядов в отношении своей же гипотезы гибернации, однако считает, что было бы интересно исследовать такую вероятность.

«Если вы ученый и решили сразу же отказаться от вашей наименее вероятной гипотезы, то вы никакой не ученый», — категорично заявляет Сандберг.

В то же время, по его мнению, стратегия гибернационных циклов может стать в том числе и нашим выбором через несколько миллиардов лет.

«Я думаю, каким бы ни был ответ на парадокс Ферми, – мы действительно одни и сами в ответе за будущее этой Вселенной, разумная жизнь всегда обречена, а может пришельцы действительно здесь, или мы просто ошиблись в чем-то очень фундаментальном, — он будет для нас в любом случае шокирующим. Но вот поиск этого ответа может потребовать очень много времени».

Другие статьи:

nlo-mir.ru


Читайте также
  • Гиперскоростная звезда – более 1.000.000 миль в час
    Гиперскоростная звезда – более 1.000.000 миль в час
  • Астрономы обнаружили самую большую спиральную галактику
    Астрономы обнаружили самую большую спиральную галактику
  • Млечный путь содержит десятки миллиардов планет, схожих с Землей
    Млечный путь содержит десятки миллиардов планет, схожих с Землей
  • Млечный путь разорвал своего спутника на четыре отдельных хвоста
    Млечный путь разорвал своего спутника на четыре отдельных хвоста
  • Найден источник водородных газов для нашей Галактики
    Найден источник водородных газов для нашей Галактики