Mars one проект: как мы не слетали на Красную планету – Москва 24, 12.02.2019

как мы не слетали на Красную планету – Москва 24, 12.02.2019

Грандиозный проект по колонизации Марса потерпел полный крах. По решению гражданского суда города Базель, компанию Mars One, планировавшую отправить первых поселенцев на Красную планету, признали банкротом. Портал Москва 24 поговорил с экспертами о том, как оценивали проект на старте, почему сейчас эту идею невозможно реализовать и когда человечество действительно сможет ступить на Марс.

Фото: depositphotos/ algolonline

200 тысяч людей желают жить на Марсе

Проект Mars One стартовал в 2011 году под руководством нидерландского предпринимателя Баса Лансдорпа. Идея создания колонии на Марсе возникла у него еще во время учебы в университете, и, по сообщениям СМИ, до 2013 года он финансировал проект самостоятельно. Из уст изобретателя вся планета услышала о том, что высадка на Марс «будет одним из крупнейших событий в человеческой истории» и «все необходимые технологии уже существуют или почти существуют».

В 2013 году начался отбор первопроходцев. На первом этапе заявки подали более 200 тысяч человек из 140 стран. Пройдя несколько этапов, была выбрана сотня счастливчиков, среди которых находились и три девушки из России. Первый полет с четырьмя членами экипажа на борту планировалось совершить уже в 2022 году, но потом дату дважды сдвигали – сначала на 2024 и потом на 2026 год.

Со стороны профессионального и научного сообщества данный проект не раз был подвергнут критике. Сомнения выражались как по поводу технической реализации проекта, так и по финансовой готовности компании осуществить столь масштабный замысел. В итоге руководители стартапа были обвинены в мошенничестве, компанию Mars One признали банкротом, и проект был закрыт.

Как оценили проект в России

Многие представители из сферы российской космонавтики изначально полагали, что этот проект сложно реализуем или не выполним как минимум по двум параметрам: узкие временные рамки и недостаточное финансирование.

«Сама идея интересная, человечество озабочено полетом на Марс еще с 30-х годов прошлого века», – размышляет первый вице-президент Федерации Космонавтики России, член Российской Академии космонавтики имени К.Э. Циолковского Олег Мухин. «Марс все же имеет атмосферу и воду, поэтому его посещение, с точки зрения землян, позволило бы узнать, какие условия там более реальные. Но проект очень дорогостоящий. Более того, техника еще не готова», – говорит Мухин.

Фото: mars-one.com

Несмотря на то, что луноходы уже работают на Марсе и передают информацию, говорить о пилотируемых полетах на Красную планету пока рано, к этому не готова ни аппаратура, ни космические корабли. «Учитывая, что лететь нужно под солнечной энергетикой и солнечным облучением, нужно создавать специальные аппараты для защиты человека от радиации. Это вопрос серьезный, дорогостоящий и не сегодняшнего будущего. Добраться до Луны более реально, это ближе, и техника, которая сейчас есть, уже позволяет это сделать и там обосноваться», – отмечает эксперт.

Мнение о невозможности технической реализации проекта с точки зрения финансирования разделяет и научный руководитель Московского космического клуба Иван Моисеев, хотя признается, что на этапе запуска были и те, кто верил в космический прорыв. «С самого начала проекта была двойственная реакция. Специалисты, в общем, удивлялись и смеялись, потому что это было совершенно невозможно, никак не укладывалось в технические возможности. А те, кто меньше знают космические аспекты, восприняли это с большим интересом и даже с некоторой надеждой, что такой прорыв в космосе», – говорит Моисеев.

«Полет на Марс может быть осуществлен только в конце века просто по своим финансовым характеристикам. Сейчас это оценивается в 500 миллиардов долларов. И это только слетать и воткнуть флаг, ничего больше. Для сравнения NASA (Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства, относится к федеральному правительству США. – М24) тратит на весь космос 20 миллиардов в год. То есть с таким бюджетом для организации полета необходимо 25 лет, если заниматься только Марсом. А наш «Роскосмос» тратит в 10 раз меньше. Как ни считай, полеты на Марс не получаются, даже просто полеты. Технически это можно сделать, но денег на это просто нет», – заключает эксперт.

Технические возможности

Фото: depositphotos/ algolonline

Иван Моиссеев считает, что технические возможности для полета на Марс есть: «Можно построить такую технику, которая во всей солнечной системе будет летать, все упирается в финансы. Техника очень сложная, требуются специальные исследования. Мы еще недостаточно знаем влияние радиации за пределами радиационных поясов Земли. Здесь идет целая цепочка, и получаются такие суммы, которых не то что у одной компании, у человечества в целом нет», – говорит эксперт.

Второй важный технический момент, по мнению Моисеева, – надежность. «У нас никогда еще пилотируемые объекты не летали столь долго без снабжения с Земли. На МКС, например, каждый месяц идет грузовой корабль, который меняет испорченные детали, привозит запчасти, снабжает космонавтов питанием, воздухом. С марсианского аппарата делать это становится сложнее. Поэтому надежность всех узлов пилотируемого корабля должна быть на порядок выше, чем у МКС. А это, опять же, дорого: если надежность повысить вдвое, стоимость возрастает в десятки раз. По сути, все такие проекты заканчиваются тогда, когда начинаются расчеты», – считает Моисеев.

Олег Мухин добавляет, что технически задачи решаемы, но не быстро. «Для полета необходимо создать космический корабль, создать условия полета для экипажа. Например, чтобы сократить перелет с шести-девяти до трех-четырех месяцев, нужно сделать разгон, поставить ядерную установку, а это время», – размышляет Мухин.

«Если мы говорим о полете на Луну, и то мы заявляем уже фактически конец следующего десятилетия. Но это рядом. А Марс – это очень серьезно. Я считаю, что нереально одной стране и никакому предпринимателю решить этот вопрос. Для этого нужны международное сотрудничество, международные финансы, чтобы решать проблемы в космических полетах дальше к планетам солнечной системы и за нее», – отмечает Мухин.

Коммерческий проект?

Фото: depositphotos/ magann

Одним из самых громких заявлений, в котором успешность проекта Mars One была поставлена под угрозу, стало интервью ирландского физика Джозефа Роша. Он стал одним из 100 счастливчиков, прошедших в финал. Джозеф заявил, что, проходя процедуру отбора, все участники должны были зарабатывать очки, чтобы продвинуться дальше. Но сделать это можно было только одним способом – купить продукты под маркой Mars One или пожертвовать деньги фонду. Также он сообщил, что за любые интервью для СМИ каждый финалист должен был перечислять 75% гонорара все той же компании. А само собеседование со специалистом компании было весьма непрофессиональным, проходило всего 10 минут и заключалось только в общих вопросах по тексту о Марсе, который раздали участникам.

Помимо этого, каждый заполнивший анкету на участие в конкурсе (а таких было около 200 тысяч человек) должен был внести организационный взнос в размере 40 долларов, чтобы подтвердить свое твердое намерение.

Иван Моисеев считает, что такие сборы могли только обогатить организаторов, но никак не принести финансовую помощь проекту. «Для того чтобы в космос слетать, нужно 40 миллионов долларов, это просто вокруг орбиты Земли. Сборы с каждого по 40 долларов дают какую-то сумму для организаторов, но это в тысячу раз меньше, чем нужно для того, чтобы доставить человека в космос. Возможно, кто-то из организаторов исходил из того, чтобы собрать деньги, а кто-то искренне надеялся на космический прорыв. Всегда, когда много людей, возникают разные мотивы», – делится эксперт.

«Если они заявляют, что они полетят на Марс, то это чисто PR-кампания, которая рассчитана на тех людей, которые не очень здорово знают космическую деятельность», – добавляет он.

Нужно ли нам осваивать Марс

Фото: depositphotos/ Helen_F

Эксперты отмечают, что на сегодняшний день выгодно посещать те объекты, которые имеют маленькую силу притяжения. В космонавтике самое трудное подняться вверх. Поэтому заниматься большими телами с большой силой притяжения экономически, технически и по времени крайне не выгодно.

«Мы из одного «гравитационного колодца», с Земли, поднимаемся вверх, тратим много топлива, ракет, и если мы летим на Марс, то опускаемся в другой «гравитационный колодец». Поэтому дальнейшее развитие космонавтики будет идти по пути исследования тел с малой массой. На первом этапе это Луна, далее – астероиды, их можно исследовать и использовать эти ресурсы. Например, если добыть воду и ее разложить, получается стандартное ракетное топливо – кислород и водород. На втором этапе можно использовать материал астероидов для создания простых конструкций, с использованием 3D-печати. Чтобы не с Земли доставлять все материалы, а там добывать и сразу использовать. А большие планеты – Венера, Марс – их когда-то посетят, но только для того, чтобы отметиться, что мы здесь были, тогда будут дальнейшие действия», – говорит Иван Моисеев.

Если рассматривать вопрос о перенаселении Земли, то, по словам Моисеева, «сейчас он обсуждается, но не специалистами». Сегодня, чтобы переселить хотя бы небольшую часть людей с Земли, нужно такое количество ресурсов, которыми Земля не обладает. «Если мы займемся таким переселением, мы съедим остаток наших ресурсов и переселим только очень маленькую часть людей», – заключает Моисеев.

Олег Мухин, в свою очередь, отмечает, что на данном этапе нет возможности переселить миллиард человек на Марс. «Сейчас надо потратить огромное количество финансов на то, чтобы в первую очередь бороться с экологией на Земле», – считает он.

«Как говорил Герман Титов, мы все космонавты: мы летим на огромном космическом корабле под названием Земля. Раз высший разум выбрал для поселения людей нашу Землю, а не Марс и не другие планеты, значит такие условия здесь приемлемы. А там можно изучать, строить, добывать. Можно запустить туда роботов, которые будут этим заниматься, а человек будет только контролировать. К этому мы уже подходим. И на Марсе будут яблони цвести. Будем на это надеяться», – с улыбкой заключает Олег Мухин.

общество наука эксклюзив

проект Mars One обанкротился / Хабр

О полете на Марс человечество (во всяком случае некоторые его представители) мечтает уже долгие десятилетия. Мечты так и остаются мечтами — реализовать такой масштабный и технически сложный проект весьма непросто, так что почти никто и не берется. За последние десять лет организовать полет на Марс изъявили желание немногие, среди которых Илон Маск, глава SpaceX, а также Mars One — некоммерческая организация, обещавшая сделать мечту былью быстро и за малые деньги.

Маск пока еще собирает деньги и ресурсы на реализацию мечты, ну а Mars One все — на днях компанию объявили банкротом. За проектом Mars One стояла компания Mars One Ventures, неприбыльная организация, главав которой заявлял о реальности организовать полет на Красную планету в пределах жизни одного поколения.


Стоит отметить, что за проектом Mars One стоит не одна, а две организации. Первая — Mars One Foundation, вторая — Mars One Ventures. Что касается первой, то как раз она и была объявлена банкротом. Стоимость ее активов на момент вынесения решения суда составила около $100 млн. Вторая же организация имеет на банковских счетах всего около 25 тыс. фунтов. Взять с нее особо нечего.

По словам представителей проекта, он пока еще работает, хотя основная часть Mars One и объявлена банкротом. Руководство организации пробует найти способы решения проблемы, хотя в такой ситуации вряд ли что можно сделать.

Стоит отметить, что подготовка проекта, путешествие и основание колонии на Марсе должны были стать основой для грандиозного ТВ-шоу, которое могло бы приносить баснословные прибыли своим создателям (куда там «Шоу Трумена»). Деньги планировалось вкладывать в реализацию проекта. Заключить договор с медиакомпанией (или компаниями) представители Mars One должны были к концу 2015 года. К сожалению, этого сделано не было. Вообще говоря, представители проекта по большей части строили воздушные замки без всякого земного фундамента. И как только один замок испарялся, тут же появлялся другой. Но лимит доверия у приверженцев проекта оказался конечным.

Последние новости от Mars One поступили летом прошлого года, тогда стало известно о инвестициях со стороны Phoenix Enterprises. Руководство Phoenix пообещало вложить около 12 млн евро в проект. Эти деньги должны были пойти на различные нужды, включая выход Mars One на биржу, где требуются разного рода лицензии.

С самого начала эксперты говорили о том, что проект похож на одну большую авантюру, и в итоге оно так и вышло — Mars One не сумел собрать необходимых для претворения своих планов в жизнь средств и обанкротился. И это при том, что пару лет назад проект просто гремел. О нем писали во всех СМИ, говорили по ТВ и обсуждали на радио.

Организаторы Mars One решили собрать часть средств на реализацию своего проекта при помощи краудфандинга. Это было сделано, хотя получили всего около $350 тыс. вместо $400 тыс. (хотя и в том, и в другом случае сумма просто смехотворна, если говорить о космической программе).

Сравнение стоимости программы «Аполлон» и заявленной стоимости Mars One

Авторы идеи рассказывали, что получили сотни тысяч заявок от тех, кто желает попасть на Марс. Якобы писем так много, что их просто не успевают обрабатывать. На деле все оказалось гораздо скромнее. Желающих отправить заявку было действительно много, около 202 тысяч. От участников требовалась стандартная такая информация и действия, такие, как подтверждение e-mail, страна, дата рождения и т.п.

Камнем преткновения для этих сотен тысяч потенциальных колонистов стала необходимость оплатить право на участие в программе. А ведь авторы Mars One планировали собрать большую часть средств, нужных для старта, со своих участников, а не откуда-то со стороны.

Платить нужно было не очень много. «Шкала платежей» была прогрессивной — чем богаче участник, тем больше денег он должен был выделить. Для примера можно привести размер взноса от добровольца из, например, Афганистана и европейца. В первом случае нужно было заплатить около $5, во втором — в десять раз больше. Оплатили свои заявки немногие — всего около 4000 человек (а по некоторым данным так и вообще 2000). Собранной суммы не хватило бы даже для основания небольшого поселения в Подмосковье, не говоря уже о Марсе.

Репутацию и без того проблемному проекту подмочил его экс-участник, Джозеф Роше, доктор физики и астрофизики, попавший в финальную сотню «колонистов». Он заявил, что интервью с теми, кто изъявил участие стать колонистом, проводилось по Skype. Никаких тестов не проводилось, медицинское же обследование нужно было пройти у врача по месту жительства.










Цели 2013 год 2014 год 2015 год
Запуск второго экипажа 2024 2026 2028
Посадка на Марс первого экипажа 2023 2025 2027
Запуск первого экипажа 2022 2024 2026
Блоки станции совершают посадку 2021 2023 2025
Запуск блоков станции 2020 2022 2024
Запуск марсохода и поиск места для колонии 2018 2020 2022
Демонстрационная миссия 2016 2018 2020
Источник данных Архив Интернета (текст остался только в коде страницы) Архив Интернета mars-one. com


После того, как стало понятно, что собранных средств ни на что не хватит, руководство проекта приняло решение продать его для последующего выхода на фондовую биржу с целью сбора средств через продажу акций. Покупателем выступала компания Infin.

В итоге и здесь ничего не получилось. После этого Mars One перестал «светиться», лишь изредка давая о себе знать. И вот сейчас оказалось, что финал проекта как раз тот, который и предсказывали многие — банкротство и крушение всех планов. Да, в Mars One продолжают говорить о каких-то партнерах, фондах и т.п. Но на деле — с проектом можно попрощаться. Hasta siempre, Mars One!

Mars One терпит банкротство после обещания новой жизни в космосе: NPR

Mars One терпит банкротство после обещания новой жизни в космосе Компания недавно сократила свой список потенциальных марсиан до 100 имен после более 202 000 человек подали заявки на то, чтобы покинуть Землю для путешествия в один конец.

Пространство

Mars One, чье обещание полетов на Марс в один конец привлекло более 202 000 человек, чтобы подать заявку, чтобы стать астронавтом, обанкротился. Компания надеялась создать реалити-шоу о создании колонии на Марсе.

Mars One изначально планировал высадить людей на Марс в 2023 году, поставив перед собой монументальную задачу по решению целого ряда технических и практических задач и собрав примерно 6 миллиардов долларов для оплаты миссии на другую планету.

Задержки и неудачи вынудили компанию отодвинуть срок запуска почти на 10 лет назад. Попутно Mars One также отбивался от обвинений в мошенничестве, заставляя людей платить почти 40 долларов за удаленный шанс путешествовать в космосе.

Компания недавно сократила свой большой список потенциальных марсиан до 100 человек, планируя еще больше сократить его, прежде чем начать обучение на полную ставку. По заявлению компании, астронавты Mars One должны были быть «изолированы в отдаленном месте», где они могли бы практиковаться в жизни (и ремонте) в среде обитания, похожей на ту, которая предназначена для жизни на Марсе.

Теперь, вместо того, чтобы двигаться к своей цели — запуску миссии на Марс в 2031 году, компания, как сообщается на ее веб-сайте, «находится в ведении администрации». Это означает, что Mars One находится под угрозой ликвидации после того, как в начале этого месяца апелляционный суд в швейцарском кантоне Базель-Штадт подтвердил статус банкротства компании.

Компания Mars One, которая началась в Нидерландах, а теперь имеет связи со швейцарской компанией, предоставляющей финансовые услуги, говорит, что ведет переговоры с инвесторами и надеется выйти из процесса банкротства в целости и сохранности. В нем перечислены долги примерно на 1 миллион евро (1,1 миллиона долларов).

Компания заявляет, что судебные разбирательства по делу о банкротстве сосредоточены на ее Mars One Ventures. В прошлом компания заявляла, что это подразделение бизнеса «обладает исключительными правами на монетизацию миссии», включая права на товары, рекламу и вещание, а также интеллектуальную собственность.

Генеральный директор Mars One Бас Лэнсдорп говорит, что нидерландская некоммерческая организация Mars One Foundation не затронута процедурой банкротства. Но неясно, что теперь может сделать эта организация, поскольку именно подразделение Ventures должно было производить деньги для оплаты космической миссии.

В 2013 году космическое предприятие всего за пять месяцев привлекло заявки от 202 586 человек, вызвав интерес примерно в 140 странах. Список был сокращен до 1058 финалистов, которые затем прошли еще несколько раундов сокращений.

Описывая своих потенциальных астронавтов, Mars One заявила, что ищет людей «умных, творческих, психологически стабильных и физически здоровых». В нем также говорится, что кандидаты должны иметь чувство общей цели и «способность к самоанализу».

Проект также побудил антрополога и писателя Барбару Дж. Кинг задать вопрос: «Стремятся ли люди оставить позади всех, кого они любят, — на всю оставшуюся жизнь — хороших кандидатов, чтобы преуспеть в создании сплоченной колонии на Марсе? Колония это, безусловно, потребует большой общительности, общих добрых чувств и сотрудничества, чтобы добиться успеха?»

Для таких претендентов, как Хайди Бимер, молодого офицера армии США, дошедшего до одного из последних раундов Mars One, возможность жить и умереть на Марсе была ответом на давний поиск.

«На самом деле я решил и сказал своим родителям, когда мне было 8 лет, что я собираюсь стать астронавтом и отправиться на Марс», — сказал Бимер NPR в 2014 году. тот факт, что я умру на другой планете, меня не особо беспокоит, — сказала она, — потому что это то, что поможет человечеству на долгие годы вперед».

Даже когда ее обошли стороной, Бимер сказала, что рада быть частью процесса отбора. И она сказала, что все еще взволнована идеей когда-нибудь добраться до Марса — возможно, подав заявку на участие в космической программе НАСА и присоединившись к одной из ее миссий к соседу Земли.

Самое последнее объявление Mars One, хотя и является возможной фатальной неудачей, тем не менее перекликается с оптимизмом, который продемонстрировал генеральный директор Бас Лэнсдорп, когда проект начал принимать заявки от космонавтов еще в 2013 году, когда он сказал, что цена 6 миллиардов долларов за усилия на Марсе «на самом деле является сделка» по сравнению с крупными мероприятиями, такими как летние Олимпийские игры.

Пообещав переориентировать свое внимание, если оно выйдет из-под контроля, Mars One заявила, что хочет рассказать «авантюрную историю о людях, которые на самом деле живут на Марсе, сделав Красную планету своим новым домом».

Сообщение спонсора

Стать спонсором NPR

Mourning Mars One, фантастический проект по колонизации галактики.

Анимированная концепция будущего поселения Mars One на Марсе.
Марс Один

  1. Аккаунт против ненависти к трансгендерам, который, по словам Бари Вайса, является еще одним правым голосом, подвергшимся цензуре в Твиттере

  2. Роботаксис теперь повсюду в Сан-Франциско. Но что-то не так.

  3. Вам не нужно дарить большие подарки. Эти достаточно хороши.

  4. Я ухаживал за осьминогом-спасателем. Затем она снесла 200 яиц.

Mars One Ventures, компания, стоящая за невероятным планом колонизации красной планеты с помощью глобального реалити-шоу, на прошлой неделе подтвердила, что находится в состоянии банкротства. Новостные сообщения об этой кончине вызвали шквал злорадства: «Фестиваль космоса в Файре» — как его назвали несколько СМИ — был отменен еще до старта. «Это было ужасно неправильно, недальновидно и, возможно, даже мошеннически», — написала New York Post. «С ложным обещанием покончено», — добавил Forbes.

Забудьте о том, что Mars One потерпел неудачу; Я имею в виду, что все мы, , знали, что потерпит неудачу. У миссии, целью которой было отправить четырех астронавтов-любителей в путешествие в один конец уже в 2023 году, не было шансов. Его запланированный бюджет в 6 миллиардов долларов всегда был смехотворным, а многих технологий, которые намеревались внедрить его организаторы, просто не существует и может не существовать еще много десятилетий. Тем не менее, я думаю, есть что-то странное и грустное в ликовании, с которым были восприняты новости на этой неделе, как будто Mars One и его приверженцы получили необходимое возмездие. Это не было мошенничеством, основанным на ловкости рук. Это был жест непомерных и нелепых амбиций — на самом деле красивая глупая идея, которую следует пропустить теперь, когда ее больше нет.

Недавние насмешливые сравнения Mars One с фиаско фестиваля Fyre — и, как следствие, генерального директора Mars One Баса Лэнсдорпа с заключенным федеральной тюрьмы и осужденным мошенником Fyre Билли МакФарландом — только помогают проиллюстрировать эту точку зрения. Это правда, что оба были дикими дуновениями, которые их основатели превратили в мечты, которые можно было продавать в социальных сетях. И Лансдорп, и МакФарланд надеялись, что, как только они получат достаточную известность, другие препятствия, с которыми они столкнулись (недостаток денег, невозможная логистика), исчезнут. Но во всех других отношениях и во всех наиболее важных аспектах эти два стремления не могли быть более разными.

Файр был памятником стремлению к статусу, жадности и капитализму Понци. Возьмите потенциальных участников, лохов, подписавшихся на бесполезную работу Макфарланда. Посетители фестиваля, по мнению большинства, были богатыми миллениалами, соблазненными вирусными клипами, на которых супермодели пьют на песчаном карибском острове, который, как говорят, принадлежал Пабло Эскобару. Их соблазнили купить билеты на этот несуществующий роскошный курорт и забронировать номера в воображаемых домах, чтобы они могли повеселиться в раю с некоторыми группами, которые на самом деле не были забронированы.

Абитуриенты Mars One, напротив, никогда не промокали. Да, за участие в процессе отбора космонавтов взималась плата — от 5 до 75 долларов, в зависимости от места рождения. Кроме того, Mars One собирал деньги у своих поклонников за счет продажи (настоящих) товаров или прося их пожертвовать на это дело. В какой-то момент проекту удалось собрать более 300 000 долларов от частных лиц на Indiegogo для финансирования спутниковой миссии, которая должна была быть запущена в 2018 году, но так и не стартовала. Я думаю, вы могли бы назвать проект мошенничеством только на основании этих фактов. (Многие так и сделали.) Но, как указал веб-сайт Inverse в прошлом году в подробной статье о проекте, если Mars One действительно был «приманкой для денег», он «чертовски плохо работал» в плане добычи.

Ранний набросок Фазы А проекта миссии Mars One.
Марс Один

com/_components/slate-paragraph/instances/[email protected]»> Вот еще одна интерпретация: «Стремящиеся марсиане» на самом деле не были обманщиками. Несомненно, их подтолкнули к чему-то условному — полету на Марс без плана. Но схематичность была хорошо зарекомендовавшей себя, а не каким-то скрытым жульничеством. Еще в 2013 году, когда Mars One был еще довольно молодым, я провел некоторое время с участниками этой группы. Насколько я мог судить, никто не предполагал, что они подписались на что-то веселое, безопасное или даже вполне разумное. Они знали, что песок на Марсе будет вездесущим и мрачным; что воздух будет непригодным для дыхания; что солнечная радиация и зимние морозы коварны; и что они, возможно, никогда не столкнутся с этими обстоятельствами. Им было все равно.

Похоже, их не слишком беспокоила вероятность провала миссии «Марс-1». «Каждый, кто является поклонником космических путешествий, научился жить с разочарованием», — сказал мне один соискатель. — Это не значит, что ты не пытаешься. Даже если он так и не был запущен, проект был захватывающим — смелой попыткой изменить разговор о полете на Марс. Правительство США годами давало обещания о такой миссии и нарушало их. В 1989 году президент Джордж Х.У. Буш пообещал, что вскоре мы создадим колонию на Луне, «а затем, — сказал он, — путешествие в завтрашний день, путешествие на другую планету, пилотируемый полет на Марс». Демократы без промедления отменили план. План Буша был «мечтой наяву», — сказал Эл Гор, тогдашний сенатор от штата Теннесси, — «мечтой такой же яркой, как фильм Джорджа Лукаса, и примерно такой же связанной с реальностью».

Эта история неудач продолжалась с тех пор, как записал Дэн Вергано из BuzzFeed. В 2004 году президент Джордж Буш изложил еще один план доставки астронавтов на Марс. У президента Барака Обамы тоже был такой. Вскоре после вступления в должность президент Дональд Трамп предложил НАСА «все деньги, которые вам могут когда-либо понадобиться», чтобы совершить полет на Марс, пока он еще был на своем посту. Услышав, что этого никогда не произойдет, Трамп, похоже, пошел дальше.

Они знали, что песок на Марсе будет вездесущим и мрачным; что воздух будет непригодным для дыхания; и что они в любом случае могут никогда не столкнуться с этими обстоятельствами.

В отсутствие федеральных инвестиций любые надежды на доставку людей на красную планету перешли к миллионерам и миллиардерам, Деннису Тито и Илону Маску. Если у Mars One и была более глубокая цель, то она заключалась в том, чтобы сделать этот проект демократичным — спасти марсианские исследования от грубой арифметики политики, капризов и тщеславия богатства. Он был нацелен на то, чтобы подпитывать поездку биодизелем из широких масс, подобно тому, как суперфаны телешоу могут попытаться вернуть к жизни отмененный сериал. Это была не просто миссия; это было движение.

com/_components/slate-paragraph/instances/[email protected]»> Как движение, оно удалось. Даже если их ракета никогда не летала, у добровольцев Mars One была возможность наладить связи со своими коллегами. Некоторые, например, финалисты отборочного процесса из Бостона Яри и Р. Даниэль Голден-Кастано, влюбились и поженились. Для меня самой приятной и самой грустной вещью в Mars One была сама ее предпосылка: мы можем скорее попасть в космос с помощью групп в Facebook, встреч и энтузиазма, чем через любые государственные инвестиции.

На прошлой неделе никто не остановился, чтобы оплакать свой пронзительный оптимизм. Вместо этого нация воздала должное роботу-марсоходу Opportunity, который сейчас «мертв» или бездействует в марсианской почве. Но наши слезы по Оппи должны быть вытерты. Исследования планеты с помощью роботов будут продолжены в ближайшие годы: с 2012 года на Марсе находится другой, более совершенный ровер, а также роющий крот-робот, приземлившийся в ноябре прошлого года.